Войти
sport-in » Статьи » Полезная информация » Психофизиологические стадии обучения движениям

Психофизиологические стадии обучения движениям

0 50 спортстатьи 24-07-2020 11:32 Полезная информация

Психофизиологические стадии обучения движениямПервая стадия — генерализация, т.к. в период посту­пления в организм первичной информации мозг отвечает на это не одним специфическим раздражителем, а множе­ством близких или даже далеких от него раздражителей. Данный ответ проявляется в генерализованной двигатель­ной реакции, сопровождающейся большими сдвигами кро­вообращения, дыхания и других вегетативных функций.

Другими словами, — это период сочетания поиска и форми­рования адекватной многонейронной функциональной сис­темы, в рамках которой в будущем и будет образована не­обходимая временная связь или условный рефлекс.

На этой стадии система адекватной реакции на раздражители еще не сложилась, она только намечается, а поэтому охватыва­ет явно избыточное количество афферентов и эфферентов, что и находит свое выражение в подобных генерализован­ных реакциях путем чрезмерной активности нуклеиновых кислот и белков в больших полушариях коры головного мозга.

Вторая стадия — концентрация. Эта характеризует­ся тем, что временная связь в мозге уже возникла, т.е. име­ется определенная, но еще достаточно ограниченная мно­гонейронная функциональная система, охватывающая представительство как условных, так и безусловных раз­дражителей. В этой системе реализуется интенсивное и достаточно концентрированное возбуждение через меха­низмы «генетика-физиология», вызывающее значительную активацию нуклеиновых кислот и белков.

Иными словами, процесс возбуждения приводит к формированию систем­ного структурного следа, составляющего основу будущего движения. При этом явления генерализованных реакций (т.е. эмоционального поведения) оказываются излишними и поэтому быстро идут на убыль.

Третья стадия имеет две фазы: первичная — стаби­лизация и вторичная — автоматизация. На начальной фа­зе она характеризуется наличием в мозге новой многоней­ронной функциональной системы (т.е. сформировавшимся физиологическим системным структурным следом, кото­рый является достаточно устойчивым и свидетельствует о появлении динамического стереотипа).

При этом, синтез нуклеиновых кислот и белков в этой системе временных связей уже не увеличивается. На вторичной фазе происхо­дит экономизация приобретенной двигательной реакции, которая становится непроизвольной, т.к. уже не сопровож­дается явлениями эмоционального поведения ребенка.

Четвертая стадия характеризуется разрушением сложившегося структурного следа и утратой достигнутой адаптации. Это происходит в двух случаях: либо в процес­се освоения более сложного двигательного действия на ос- иове уже имеющегося динамического стереотипа, либо в результате тяжелой патологии, способствующей его угаса- иию или появлению нарушений в аппарате воспроизведе­ния. При этом о полном исчезновении «системного струк­турного следа» речь конечно не идет.

Одним из обязательных условий формирования ус­ловного рефлекса (по И. П. Павлову), а вместе с ним и ус­пешного обучения детей движениям является подкрепле­ние. Если при обучении движениям такое подкрепление отсутствует или оно недостаточное (скажем, педагог обу­чает малыша новому движению без учета его двигательно­го опыта), то двигательное умение разрушается (однако не исчезает совсем) и тем более не становится навыком.

Про­цесс разрушения происходит постепенно: вначале дети на­чинают чувствовать неуверенность в своих силах, потом у них теряется способность к точной дифференцировке дви­жений, теряется индивидуальность в технике выполнения, что, в конечном итоге ухудшает качество действия в целом. Двигательное умение и затем навык ухудшаются и тогда, когда снижается уровень двигательных качеств и функ­циональных возможностей организма ребенка. Как прави­ло, у часто болеющих детей наблюдается достаточно низ­кий уровень двигательный качеств, — отсюда и низкие пока­затели основных видов движений.

Последователи же теории научения считают, что ов­ладение навыком ходьбы и формирование других двига­тельных навыков не может происходить без специального вмешательства извне. Принцип его состоит в том, что пер­воначальные движения закрепляются путем их пассивного выполнения с помощью взрослых, и по мере закрепления и развития движений ребенок все активнее участвует в их выполнении, а затем уже самостоятельно воспроизводит их при соответствующих сигналах.

Если принять, что ходьба возникает на основе движений, сформировавшихся при жизни ребенка, т.е. ходьба — результат обучения, то глав­ным ее критерием можно считать автоматизм. Однако этот критерий теряет свой смысл, потому что он не использует­ся для обоснования формирования навыка ходьбы сторон­никами теории созревания, так как безусловный спиномоз- говой рефлекс переступания относится к автоматически действующим механизмам.

Концепция кинезофилии (кинезо — движение; филия — потребность) основана на существующей у человека, как впрочем, и у любого животного естественной биологиче­ской потребности в двигательной активности. Являясь ге­нетически обусловленной величиной, двигательная актив­ность максимально активизирована у новорожденных и в первые годы жизни ребенка.

Это связано с ролью скелет­ной мускулатуры в обеспечении роста и развития организ­ма, в формировании гомеостаза (кровяного давления, тем­пературы тела, водно-солевого обмена и других физиоло­гических систем). Структурной основой кинезофилии яв­ляются. главным образом, подкорковые центры, гипотала­мус, ретикулярная формация ствола мозга. Влечение к движению по мере развития ребенка реализуется в игро­вой, физкультурной и бытовой деятельности, что имеет высокую социальную значимость.

По мере взросления по­требность человека в двигательной активности, как прави­ло, снижается, чему способствует и образ жизни. Парал­лельно с этим наблюдается нарастание признаков сниже­ния функциональных возможностей организма, что нега­тивно сказывается в целом на состоянии здоровья челове­ка.

Суть же теории моторно-висцеральных рефлексов за­ключается в том, что в мозге человека и животных имеют­ся две периодически функционирующие системы: актива­ции и дезактивации моторики. В систему активации вклю­чается не только непосредственно мышечная деятельность ‘ м-летной мускулатуры, но и повышение активности ряда ипстативных функций (кровообращения, дыхания, обмена иоществ и др.).

К системе же дезактивации моторики отно- »шея сон, отдых и деятельность органов пищеварения. Ак- ппшость той или иной системы в мозге обусловлена раз­личными, как внешними, так и внутренними влияниями на организм. При этом двигательная активность является мощным фактором стимуляции системы активации.

Механизмы и уровни построения движений, которые различаются, как по смысловой структуре, так и по двигательному составу раскрывает концепция физиологии ак- I ивиости. При этом смысловая структура целиком вытека­ем из существа возникшей двигательной задачи и опреде­ляет тот уровень построения движений, которому эта зада­чи соответствует.

Двигательный состав движения опреде­ляется не одной только задачей, а ее соответствием двига- юльным возможностям человека, устройством кинемати­ческих цепей, а также содержанием накопленного к этому времени его психомоторного опыта и т.д. По мнению Н. А. Кернштейна, суть онтогенеза человека заключается не столько в биологическом созревании клеток, органов и систем, сколько в накоплении с их помощью его психомо- юрного опыта.

Этот опыт формируется в результате овла­дения двигательными действиями, обусловленными реше­нием конкретных двигательных задач, которые являются результатом, в первую очередь, мозговой деятельности че­ловека.

В контексте исследования высшей нервной деятель­ности (ВИД), И. П. Павлов рассматривал проблему произ­вольности движений. Он высказал предположение о том, что кинестетические клетки двигательного анализатора, находящиеся в коре больших полушарий головного мозга, обладают свойством «связываться» на основе иннерваци- онных процессов (т.е. способности к распространению нервного возбуждения) с другими клетками коры, воспри­нимающими как различные внешние влияния на организм, так и происходящие внутри его процессы. Именно в сум­марной деятельности различных клеток коры автор видел физиологический механизм возникновения «произвольно­сти движений».

Учитывая психофизиологическую сложность реализа­ции этого механизма, обусловленную непосредственным контролем со стороны коры больших полушарий головно­го мозга, выполнению любого произвольного движения предшествует, как правило, построение в корковых струк­турах головного мозга плана этого двигательного акта, другими словами, создание модели будущего движения.

В процессе его выполнения в центральную нервную систему (ЦНС) поступают чувствительные импульсы, сигнализи­рующие о положении движущейся конечности человека в пространстве. Эта информация анализируется и сравнива­ется с созданной ранее моделью данного движения, допол­няется действиями других сенсорных систем (зрительной, слуховой, вестибулярной и т.д.), чем и обеспечивается точ­ность или неточность ею исполнения.

«Все мышечные движения человека», подчеркивается в работах И.М. Сеченова, «по способу происхождения» есть не что иное, как рефлексы», а это значит внешнее про­явление, прежде всего, его мозговой деятельности. Отсюда следует, что приобретенные при жизни человека различ­ные двигательные умения и навыки являются произволь­ными (т.е. управляемыми самим человеком), поскольку возникают и затормаживаются по его желанию.

Неоценима и терапевтическая роль двигательной ак­тивности. Существует мнение о том, что критерием здоро­вья являются систематические занятия физической культу­рой и спортом, положительно влияющие на снижение уровня заболеваемости и наличие патологических откло­нений в работе организма человека.

Однако, подход, при котором за критерий эффективности берется состояние здоровья, А.А. Ухтомский считал не достаточно точным, поскольку он не учитывает фактора наличия доминанты функционирующих нервных центров. Адаптационные воз­можности организма человека, по мнению автора, находят­ся в прямой зависимости, прежде всего, от работы этих центров.

Именно они, в связи с активно функционирую­щим, особенно в дошкольном детстве, двигательным анализатором, реализуются в значительно более широком, чем у взрослого человека, диапазоне, границы которого — от минимально допустимого (гипокинезия) до избыточного (гиперкинезия) объема двигательной активности. При том, отрицательные последствия гипокинезии проявляют­ся, чаще всего, значительно позднее, являясь следствием кумуляции хронического напряжения адаптационных ме­ханизмов.

Поэтому в качестве более объективного крите­рия эффективности влияния двигательной активности на состояние здоровья человека целесообразнее использовать оценку его функциональной подготовленности, как более правильную и значимую для профилактики заболеваний.

Положительное влияние двигательной активности на организм человека можно наблюдать и при соответствии объема и интенсивности физических нагрузок его возмож­ностям. Если же физическая нагрузка превышает эти воз­можности, то она играет роль патологического стресса и вызывает отрицательные изменения в организме взрослого, а у ребенка перестает быть фактором развития.

Таким образом, становится понятным огромное зна­чение для растущего организма полного удовлетворения его двигательных потребностей. При этом обнаружено зна­чительное отставание или даже полная остановка роста и развития ребенка в случае подавления его двигательной активности, даже при достаточном поступлении питатель­ных веществ. Выполнение двигательных действий — это не просто трансляция или копирование того или иного дви­жения. а достаточно сложная система психофизиологиче­ских процессов в организме человека.

Оригинал статьи размещен здесь:Источник
Как к вам обращаться: Ваш E-Mail:  

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Введите код: